September 23rd, 2012

"Расти, борода, расти"

Только одна песня, но зато какая! Невозможно было точнее выразить чувства по поводу происходящего здесь и сейчас.
"Борода" является очевидным развитием идей песен "Дуй" и "Назад в Архангельск". Центральный мотив в этих трех песнях - констатация движения назад. В "Дуй" - "завтра не придет, у нас опять идет вчера". В "Назад в Архангельск" идущее вчера уже не абстрактно, это - путь в Архангельск как в символ допетровской России, это - сжигание книг, это - засилье икон, одним словом - вчера это средневековье (в негативном смысле этого термина). И если в "Дуй" криком полусумасшедшего шекспировского старика выражена попытка остановить это движение призывом к ветру, то в "Назад в Архангельск" ветер оглох и застыл, он "холодный" и "хрустальный", он призывов не услышит, какие-либо твои действия вовне бессмысленны - "куда бы ты не шел, на тебе стоит крест". В "Назад в Архангельск" уже все "поздно", в этой песне чувствуется отчаяние и злость, и выход видится лишь в том, что "назад в Архангельск" есть не только путь назад, но и путь в то место, где живут архангелы, путь духовного развития.
В "Бороде" не просто уже всё случилось. "Расти, борода, расти,.. По метру у день, по метру в день" это уже язвительная оценка агрессивной победы средневековья и дальнейшего проникновения его во все сферы жизни. Борода здесь явно ассоциируется с той же замшелостью, псевдосвятостью, с допетровской Россией. И теперь не то, чтобы ветер, уже ни герои в лице Одиссея, ни боги через благую весть не могут войти сюда и что-то здесь изменить. Более того, заходить им сюда просто напросто запрещено. Потому что уже всё - "закон есть закон, а нет значит нет". Средневековое мышление не допускает никаких перемен. Средневековое мышление не допускает никакого инакомыслия. Средневековое мышление не допускает сущестовования какой-либо сферы жизни, не охваченной и не захваченной этим мышлением. И средневековое мышление может быть основано сейчас только на лжи, лжи, заполонившей и светскую, и духовную жизнь - недаром голос лапши, горячечный бред ассоциируется со звоном (колоколов?). И живущие в этом, поддерживающие это, они сделали свой выбор, они раболепствуют, они "падают ниц, чтобы не видеть Лица", они духовно слепы и сухи.
Но - удивительно - песня не звучит мрачно, напротив, она полна огня, энергии, веселья, жизненной силы. А иначе и быть не может. Все вокруг уже случилось (или все так и было?). Изменение этого невозможно. И есть только твоя внутренняя свобода, над которой ничего не властно, небо, у которого нет границ, твоя жажда, которой нет конца, твоя жажда, которую никогда не утолить. Пить так пить! I can't get no... И, если посмотреть с другой стороны, может, борода это символ этой самой духовной свободы? И пусть она тогда растет по метру в день, по метру в день? И от этого становится действительно весело.