February 4th, 2005

Мальчик Евграф шёл по жизни, как законченный граф

Однажды, году эдак в 1989-м, мне довелось увидеть в программе «Взгляд» (поздней ночью, разумеется) клип на песню «Аквариума» «Мальчик Евграф». Работа в своём роде новаторская. Дело в том, что, по версии режиссёра, «Мальчик Евграф» был песней о СТАЛИНЕ. Смонтирован клип был, как часто делалось в те годы, из старой кинохроники, группа «Аквариум» в кадре так и не появилась. Помню лишь одну деталь: на словах «Пускай у нас будет шанс, что к нам опять вернётся мальчик Евграф» в кадре возник силуэт Сталина, читающего (дымя трубкой) статью Нины Андреевой «Не могу поскупиться принципами». С тех пор я ни разу не видел этот клип – как, впрочем, большинство клипов той эпохи, среди которых попадались и не менее замечательные. Вот бы посмотреть!
(Сия интерпретация песни показалась мне тогда столь убедительной, что я даже яростно защищал, помню, её перед кем-то из одноклассников).

БГ и кино

Социология культуры, точнее, социология искусства должна заниматься исследованием того, как произведения искусства (кино, книги в первую очередь) конструируют те или иные социальные феномены (социальные действия, типы социальных отношений, даже мировоззрения). Например, перестроечный фильм «Взломщик» с Костей Кинчевым и другими рокерами очень многим молодым людям объяснил, какими они должны быть эти молодые люди 1980-х.
Такие штуки хороши и тем, что, посмотрев их, взрослые люди тоже уверяются, что теперь они знают многое или все про современную молодежь. Вспомним, «Маленькую Веру», например. Теперь, правда есть реалити-шоу, которые по особому подвигают к уверенности взрослых в том, что они знают, что есть такое молодежь.
В этом смысле «Асса» (первый серьезный кинопрорыв БГ и компании) был каким-то беловороновым фильмом. В духе лучших «провокаций» БГ, по чудесам которых так скучается сейчас при прослушивании новых альбомов «гения в отставке».
Взрослые вообще не могли почерпнуть из «Ассы» никакой уверенности в своем знании молодежи, да и сама молодежь ничего про себя не понимала. Разве что записи Ника Кейва бросались искать, раз Бананан его аж в 1980-м году любимым певцом назвал (до сих пор смеюсь над этим приколом – в год нашей Олимпиады и на Западе количество знавших Ника Кейва можно было пересчитать по пальцам одной руки, не снимая варежки).
То, что действие «молодежного фильма» было перенесено в год, который был ко времени выхода уже застойным прошлым, до сих пор считаю главной находкой Соловьева во всей его кино-карьере.