January 22nd, 2005

(no subject)

Вот еще еретическо-парадоксальная мысль. Перестройка и легализация не помогли, а прервали естественное развитие русского рока, который только-только начал обретать некую самостоятельную сущность (ранний БГ, ранний Цой, Башлачев), избавляться от вторичности. Только-только начался главный и жизнеобеспечивающий для русской культуры процесс – переизобретение велосипеда в виде автомобиля, а не того же самого, но и не другого велосипеда. Иначе говоря – переизобретение принесенного с Запада. Как родилась политическая свобода, которая и погубила рок (хотя на первый взгляд должна была быть благом для него (стала благом для кошельков несостоявшихся открывателей новых творческих высот, но не для них самих). Свобода дала возможности беспрепятственных коммуникаций с Западом и подражание Западу усугубилось, стало общеобязательным для рокеров. Русский "брит-поп" появился на следующий день после британского, но, к сожалению, вообще не имел никакой новизны. Энергия непонимания и неполного знания, ведущая к креативности, была уничтожена полном пониманием и знанием, абсолютно кастрированными с точки зрения креативных перспектив. Перспективы «Акустики» и "Треугольника", песен Башлачева растворились исчезли навсегда.

Об "объективной" оценке творчества

Частенько тут возникает тема "объективных оценок" в музыке. Тема насколько важная, настолько опасная - запинать могут. Да и откровенно говоря, столько переспорено за жизнь на эту тему. Думаю, что не у меня одного. Не в виде тезиса, даже не в виде мнения, а в виде выжимки личного опыта (совета если хотите) могу утверждать, что есть относительно объективный (то есть искомый) критерий в оценке творчества. Я пользуюсь им всегда и он редко меня подводил. Этот критерий - степерь новизны, самостоятельности, изобретательности, непотворимости содеянного творцом. Насколько сделанное им не похоже на все остальное. Этот критерий, во-первых, выходит за пределы разнообразия вкусов. По поводу похожести-непохожести изрядное количество людей (не все конечно) могут прийти к относительно консолидированному мнению. Я встречал достаточно неглупых людей, которым не нравился что-нибудь вроде группы Джетро Талл, но я не видел ни одного неглупого человека (в том числе и из их числа), который на полном серьезе бы взялся утверждать, что Джетро Талл 1970-х это вторично, подражательно, плагиативно и т.п. Ни одного. То, что мы признаем воистину креативным, не обязательно должно нам нравится. Я не люблю писателя Пруста, но считаю его великим писателем. Мне нравятся книги Лимонова, но не считаю его великим писателем. Почему? Да потому, что Пруст он один такой в литературе, а аналогов Лимонова с пол-пинка могу перечислить кучу - Жен Жене, Чарльз Буковски, Генри Миллер, Венедикт Ерофеев. Я не хочу сказать, что Лимонов им подражал (хотя не без этого). Просто их наличие делает творчество Лимонова более тусклым.

Теперь более сложный - на этот раз тезис. Следует ли признавать "величие" произведения, если его "новизна" высвечивается только в контексте определенной социокультурной ситуации, так сказать, своего времени (а не в контексте мировой культуры как таковой).

Думаю да.

Я очень уважительно отношусь к русскому року 1980-х, хотя прекрасно понимаю, что все эти "Аквариумы в Зоопарке" яйца выеденного не стоят с точки зрения глобальной истории рок-музыки. Просто, если вспомнить те времена, надо признать, что надо было обладать незаурядным талантом, чтобы писать в той обстановке пусть подражательные с точки зрения мирового рока, но очень креативные в советском контексте песни.

Вот такие "объективные" критерии ценности творчества я бы рискнул предложить